Художник: Лия Элефтериаду
Ζωγράφος: Λία Ελευθεριάδου

Только 24 февраля 1994 года греческий парламент единогласным решением постановил считать 19 мая Днём памяти жертв геноцида греков малоазийского Понта.

Термин геноцид берёт начало из юриспруденции. До 1944-1948 годов  его не было в словарном запасе ни одной страны. Впервые он был употреблён для обозначения Холокоста еврейского народа,  используясь впоследствии для наименования аналогичных преступлений, имевших место до 1948 года.

Геноцид – истребление отдельных групп населения, целых народов по расовым, национальным или религиозным мотивам

Как считается, геноцид греков Понта, в отличие от геноцида армян, оказался «в тени» по причине масштабности трагических событий, пережитых армянским народом, совпав с ними во времени, а также из-за сознательного замалчивания в правительственных и дипломатических кругах, включая, прежде всего, саму Грецию, во имя определённых межгосударственных соглашений и интересов.

План геноцида на территории Османской империи, не воплощенный в течение Первой мировой войны, тем не менее, не был забыт кемалистами, посткемалистами и военными кругами сегодняшней Турции, предусматривая на первом этапе уничтожение христианского населения страны и на втором – отуречивание немусульманских народностей.

Число жертв геноцида греков Понта по разным оценкам составляет от 350 тысяч до 1,2 миллиона человек.  Согласно официальным документам младотурок и кемалистов, вплоть до 1923 года трагическая смерть настигла более 50% греческого населения страны – в городах и в сёлах, в ущельях и в горах, в ссылках и тюрьмах, а также в трудовых батальонах, известных  как « батальоны смерти» – «амеле тамбуру», сформированных под руководством немецкого полковника Лимана фон Сандерса

Όθων Λίμαν φον Σάντερς, (Otto Viktor Karl Liman) – Γερμανός στρατηγός, στρατιωτικός σύμβουλος και ανώτατος στρατιωτικός διοικητής του στρατού της Οθωμανικής Αυτοκρατορίας κατά τον Α’ Παγκόσμιο Πόλεμο

Часть беженцев греческого происхождения хлынула к берегам Греции, в  то время, как число, нашедших прибежище в России, равнялось 250.000 человек.

Положение греков Понта резко ухудшилось в начале 1915 года, когда, якобы под предлогом превентивных мер, продиктованных нуждами войны, христианское население должно было быть выселено из прибрежных районов в глубины Анатолии. Решение младотурецкого правительства о выселении греков, принятое по приказу союзной Германии, застигло греков как гибельное стихийное бедствие.

Император Германии Вильгельм II, султан Мехмед V Решад и Энвер-паша, октябрь 1917 г., г. Константинополь (Стамбул)
Ο Γουλιέλμος Β΄ της Γερμανίας μαζί με τον σουλτάνο Μωάμεθ Ε΄ Ρεσάντ και τον Εμβέρ Πασά – έναν από τους ηγέτες του Κινήματος των Νεοτούρκων  στην Κωνσταντινούπολη, 1917

Массовыми выселениями населения, грабежами, поджогами сёл, насилием и убийствами преследовалось изменение этнологического состава районов с компактным греческим населением для того, чтобы легче было добиться отуречивания оставшихся в живых жителей.

Художник: Лия Элефтериаду
Ζωγράφος: Λία Ελευθεριάδου

В официальном докладе,  отправленном в Министерство иностранных дел Греции 14.1.1915 года, отмечалось: «Среди решений, принятых младотурецким комитатом значится и отуречивание греческого населения, которое невозможно, пока существуют компактные греческие поселения. Военное положение является наилучшим предлогом для того, чтобы рассеять христиан и таким образом добиться их отуречивания»*.

«Младотурки, – писал  французский инженер-археолог Felix Sartiaux (1876-1944), известный тем, что первым начал организованные раскопки в древней Фокее на территории Малой Азии, – раскрыли свой грандиозный план, а именно: уничтожение всех христиан Малой Азии. Никогда, ни в одну историческую эпоху, ни один более дьявольский план не завладевал так фантазией человека…

Фанатизм и зверство Энвера, хладнокровная и циничная фантазия Талаата** достигли своей вершины в претворении ужасного изобретения. Они утверждали, что выселения были вызваны военными нуждами, и что руки их не испачканы кровью, поскольку христиане сами умирали в дороге!»***

В апреле 1916 года жителям Мацуки (недалеко от Трапезунда) было приказано покинуть свои дома. Они были высланы через Понтийские Альпы (тур. Kuzey Anadolu Dağları/арм. Պոնտական լեռներ) в глубь Малой Азии на Эрзерумское плоскогорье.

Йоргос Лапаридис, переживший бедствия высылки в Эрзерум, с особым трагизмом описывает мучения, пережитые им и его односельчанами:

«Шёл 1916 год. Русские взяли Заверан и нас – мужчин – турки сослали в Эрзерум. Зима, середина января, ледяной холод. Камни трескались от мороза, а мы – несчастные, полуодетые – шли босиком. Кто имел лапти (чаруша), был счастливчиком. Жандармы били нас прикладами ружей, сталкивая в реку Канис, где мы промокали до нитки. А потом они вытаскивали нас из реки, и мы продолжали идти. Мокрая одежда замерзала прямо на нас и хрустела льдинками, покрываясь сосульками.

Сколько человек полегло на дорогах, сколько человек пострадало от холода, сколько человек умерло от голода – только Богу известно!

Наш тапур, то есть наша колонна, состояла из 120 человек из Заверана. Назад вернулось только 45 человек…».*

19 декабря 1916 года и 2 января 1917 года австрийский посол в Константинополе Паллавичини в своих докладах в Вену описал последние события, происшедшие в  Амисосе:

«11 декабря 1916 г. Ограблены и затем сожжены 5 греческих сёл. Жители выселены…

17 декабря 1916. В Самсунском округе сожгли 11 сёл. Грабежи  продолжаются. Сельские жители подвергаются насилию.

31 декабря 1916.  Около 18 сёл полностью сгорели. 15 – частично. Около 60 женщин изнасиловано.  Ограблены даже  церкви».*

Трапезундская операция, 23 января (5 февраля) — 5 (18) апреля 1916 года). Приветствие Главнокомандующего Кавказским фронтом Великого  князя Николая Николаевича-Младшего митрополитом Трапезундским Хрисанфом, а также мэром города Иоаннисом Трифтанидисом и представителями городской знати, 15 апреля  1916 года.
Είσοδος του Ρωσικού στρατού στην Τραπεζούντα στις 15 Απριλίου 1916. Υποδοχή του Μεγάλου Δούκα και Αρχιστράτηγο της Ρωσικής Αυτοκρατορίας Νικόλαο Νικολάγιεβιτς από τον που Μητροπολίτη Χρύσανθο, καθώς και τον Δήμαρχο Ιωάννη Τριφτανίδης και άλλους προκρίτους

Под вымышленным предлогом вооружения греческого населения, якобы совершаемого при содействии русских сил, все греки от Синопа до Аладжама были выселены, а прибрежные поселения в Керасундском вилайете уничтожены. По словам митрополита Германоса, 100.000 греков прибрежных районов от Аладжама до Керасунда оказались под угрозой разделить ту же участь. Трагической была и судьба ставропигиальных монастырей Понта. Впервые за свою пятивековую деятельность официальные османские  власти не выказали почтения перед этими святынями, которые были всегда убежищами гонимых христиан.

«Содрогается ум человеческий, – пишет он 12 ноября 1918 года, – от свершившихся зверств и числа жертв, насчитывающих 487 душ, нашедших свой  печальный конец в горах, в пещерах и в расселинах, где они скрывались от ножей своих убийц. Среди убиенных жертв числятся ещё 14 юных дев, укрывшихся от тяжелого топора палачей в святом монастыре Вазелона. Мучители захватили монастырь и взяли в плен смиренных отцов его. Затем они предались  удовлетворению своей физической плоти: обесчестив девушек, они отрезали им груди и головы, после чего, бросив трупы, ушли».*

Μουσταφά Κεμάλ Ατατούρκ (Χρυσαυγή Λαγκαδάς, Θεσσαλονίκη, 1881 – Κωνσταντινούπολη, 1938)

19-ого мая 1919 года Мустафа Кемаль Ататюрк высадился в Самсуне, чтобы принять командование над двумя армейскими корпусами в Анатолии. С этого дня геноцид понтийских греков достигает своего апогея. Понтийцы стали жертвами кемалистского плана, заключающегося в очистке Малой Азии от национальных меньшинств.

Германия, будучи союзницей Турции, имея собственные экономические интересы в Энгисе и на среднем Востоке, не противилась уничтожению христианского населения и даже содействовала распространению геноцида.

Занятие русскими войсками Трапезунда и появление партизанских отрядов послужило младотуркам лишним поводом к истреблению всего греческого.

Художник: Лия Элефтериаду
Ζωγράφος: Λία Ελευθεριάδου

Жестокость приверженцев Ататюрка была очевидна как для самой страны, так и для всей мировой общественности. Юрисконсульт Константинопольской комендатуры и президент следственной комиссии султанского правительства Фери-паша Джемаль Нузхет резко осудил действия Кемаля, обвиняя его в том, что тысячи греков были заживо сожжены в храмах, а поселения их разграблены; женщины подвергались насилию и, в целом, около 90% процентов греческого населения Пафры было уничтожено. Заявления эти подтверждались и со стороны европейских и американских гуманитарных организаций и консульств. Газета Telegraph в мае 1922 года опубликовала протест украинской дипломатической миссии, которая стала свидетельницей разрушений и насилия в Самсуне, а также смерти на улицах города.

 В октябре 1922 года при посредничестве союзнических сил греческое правительство и Кемаль договорились перевезти выживших понтийских греков на турецких кораблях в Константинополь и оттуда на греческих судах в Грецию. Ответственным за перевозку беженцев был назначен Александрос Паллис (Αλέξανδρος Πάλλης, 1851-1935).

Первый корабль с беженцами отплыл в Грецию из Самсуна через Константинополь в ноябре 1922 года. Поток беженцев продолжался и весь последующий, 1923 год, а в 1924 году христианское население Понта попало под греко-турецкий договор об обмене греческого и турецкого населения. Впервые в истории человечества объектом обмена был ЧЕЛОВЕК!

Таким насильственным образом наступил конец истории Понта.

Сегодня на территории Турции остались лишь немногие понтийцы, вынужденно принявшие ислам (так называемые криптохристиане).

«[Понтийский вопрос] занимает особое место в связи со своей исторически обоснованной особенностью, которая заключается в национальном характере проблемы, касающейся ВСЕГО греческого народа, как на региональном, так и на международном уровне. Смысл этого вопроса заключается в официальном признании турецким правительством и всей международной общественностью геноцида понтийского народа, являющегося ЧАСТЬЮ населения эллинского мира, богатого многовековой историей и высокой цивилизацией. Непризнание факта геноцида понтийского народа равносильно лишению понтийцев его истории. Греческие партии обязаны, без всяких  предвыборных  расчётов, связанных с увеличением своего электората,  включить Понтийский вопрос в повестку обсуждаемых политических проблем, а также в свои программы, как национальный вопрос, ожидающий своего решения.

           Из книги Михалиса Харалампидиса «Понтийский вопрос  сегодня»

Мария Шонус-Афанасиади

——–

* В тексте использованы материалы выставки К. Фотиадиса «Понт – право на память» , перевод М.  Шонус-Афанасиади под редакцией кандидата исторических наук  П.Цацанидиса (Κωνσταντίνος Φωτιάδης, έκθεση «Πόντος – δικαίωμα στη μνήμη», μετάφραση: Μαρία Σόνους Αθανασιάδου, επιμέλεια: διδάκτωρ ιστορίας Παναγιώτης Τσατσανίδης)

**Мехмед Талаат-паша (Μεχμέτ Ταλαάτ πασάς, 1874-1921) — османский государственный деятель, министр внутренних дел Османской империи (1913—1917), Великий визирь Османской империи (1917—1918), один из главных организаторов массовой депортации и геноцида христианского населения Турции, военный преступник.

*** Φώκαια 1913-1920. Η μαρτυρία του Φέλιξ Σαρτιώ, 2008