10 февраля – день памяти А.С. Пушкина

Блистательный Петербург пушкинского времени не знал недостатка в красавицах. Сюда свозились на смотрины самые красивые девушки со всей России – всё, что жаждало столичного блеска, танцевало и кружилось на балах и в салонах Северной Пальмиры. В каждый дом, где были де́вицы на выданье, слетались, словно мотыльки, столичные франты и ухажёры.

По приезде в Петербург в мае 1827 года (после ссылки в Михайловское) Александр Сергеевич Пушкин сразу же восстановил свои связи с домом Олениных, где его приняли гостеприимно и дружелюбно. Новое девичье личико завладело фантазией поэта, однако увлечение Пушкина Аннет Олениной было очень серьёзным. 

11 августа 1828 года Аннет Олениной исполнилось 20 лет (11.08.1808 – 18.12.1888 гг.). Об этом дне она запишет в своём дневнике:

«Стали приезжать гости. Приехали премилый Сергей Голицын, Крылов, Гнедич, Зубовы, милый Глинка, который после обеда играл чудесно и в среду приедет дать мне первый урок пения. Приехал, по обыкновению, Пушкин… Он влюблён в Закревскую, всё об ней толкует, чтобы заставить меня ревновать, но притом тихим голосом прибавляет мне разные нежности…».

В летние дни 1828 года, когда Пушкин серьёзно думал о браке с Олениной, её отец, узнав о решении Государственного Совета учредить за Пушкиным секретный надзор, сделал однозначный вывод: его дочь не может быть женою опального поэта. Чтобы рассорить Аннет с Пушкиным, в ход была пущена даже интрига: В.Д.Полторацкая, тётушка Олениной, мечтавшая о браке своего брата с Олениной, сгущая краски, передала Аннет непочтительные речи Пушкина о ней. Анна Алексеевна пришла в возмущение, а отношение с семейством Олениных резко изменилось к худшему.

Пушкин остро переживал своё неудачное сватовство, но как бы ни складывались их отношения, Оленина была центральным образом его лирики 1828 года: именно она вдохновила поэта на создание одного из самых больших циклов любовных стихотворений.

*****

Я вас любил: любовь еще, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,

То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,

Как дай вам бог любимой быть другим.

1829 г.

К ней также обращены его стихотворения «Ты и вы», «Её глаза», «Не пой, красавица, при мне», многие строфы «Онегина» и др.

Ты и вы*

Пустое вы сердечным ты

Она, обмолвясь, заменила

И все счастливые мечты

В душе влюблённой возбудила.

Пред ней задумчиво стою,

Свести очей с неё нет силы;

И говорю ей: как вы милы!

И мыслю: как тебя люблю!

23 мая 1828 г.

Пушкин продолжал любить Оленину. На полях исчёрканных рукописей середины 20-х годов XIX века он смело начертал имя своей будущей жены – «Аннет Пушкина», но, помимо мнения родителей, у девушки были свои мысли на этот счёт:

«Страсть не ведёт к счастью, а путём настоящего благополучия есть рассудочность».

В сентябре 1828 года Пушкин напишет своему другу Вяземскому: «Я пустился в свет, потому что бесприютен». Адресат понял смысл, заложенный в последнем слове. Да, Пушкин стал бесприютен, он не хотел ездить в Приютино – на дачу Олениных под Петербургом, гостеприимным хозяином которой был президент Академии художеств и директор Императорской Публичной библиотеки Алексей Николаевич Оленин, талантливый археолог, историк и художник. Его дочь, Анна Оленина, уже к семнадцати годам свободно читала по-французски, знала английский и итальянский языки, неплохо рисовала и лепила, любила декламировать стихи и прозу, пробовала свои силы в литературном сочинительстве, недурно пела. Она брала уроки пения у М. И. Глинки.

В стихотворении «Не пой, красавица, при мне» Пушкин, услышав в исполнении Олениной грузинскую мелодию, привезенную с Кавказа Грибоедовым и использованную Глинкой в его романсе на эти стихи, вспоминает о своем пребывании летом 1820 года на Северном Кавказе с семьей Раевских.

*****

Не пой, красавица, при мне **

Ты песен Грузии печальной:

Напоминают мне оне

Другую жизнь и берег дальный.

Увы! напоминают мне

Твои жестокие напевы

И степь, и ночь — и при луне

Черты далёкой, бедной девы.***

Я призрак милый, роковой,

Тебя увидев, забываю;

Но ты поёшь — и предо мной

Его я вновь воображаю.

Не пой, красавица, при мне

Ты песен Грузии печальной:

Напоминают мне оне

Другую жизнь и берег дальный.

12 июня 1828 г.

Необыкновенно привлекательная внешне, Оленина великолепно стреляла из лука, слыла отличной наездницей, а на балах блистала в самых модных танцах, так что отбоя от кавалеров не было – одним словом, являлась «и гордостью семьи, и радостью света».

Её глаза****

Она мила — скажу меж нами —

Придворных витязей гроза,

И можно с южными звездами

Сравнить, особенно стихами,

Её черкесские глаза,

Она владеет ими смело,

Они горят огня живей;

Но, сам признайся, то ли дело

Глаза Олениной моей!

Какой задумчивый в них гений,

И сколько детской простоты,

И сколько томных выражений,

И сколько неги и мечты!..

Потупит их с улыбкой Леля —

В них скромных граций торжество;

Поднимет — ангел Рафаэля

Так созерцает божество.

1828 г., опубл. в 1829 г.

Анна Оленина стала первой, кому поэт решил предложить руку и сердце после ссылки в Михайловское. В 1828 году Пушкин, получив отказ от родителей избранницы, сделал под наброском её портрета нелицеприятную подпись: «Прочь! Прочь отойди! Какой беспокойный! Прочь! Прочь! Отвяжись, руки недостойный!»*****.

Казалось, имя Пушкина для Олениной умерло… После его гибели Анну постигло личное горе – умерла мама, а столь милое сердцу Приютино было продано. Легкомысленные развлечения с женихами канули в прошлое.  Лишь в 1840 году Оленина вышла замуж за француза – офицера лейб-гвардии Его Величества Императорского полка Фёдора Александровича Андро-де-Ланжерона, родив ему четверых детей.

Муж ревновал Аннет к её блестящему прошлому, и потому она с горьким чувством собрала всё, что было её «Дневником» в «рундук», отправив его на чердак, где бумаги пролежали в пыли сорок лет. Овдовев, Аннет  любила перечитывать старые письма и листать альбомы. Теперь её сердце болезненно щемило, когда она читала примечание к стихотворению «Я вас любил…», написанное рукой автора: «давно прошедшее. 1833 год». Завещая альбом внучке, она «выразила желание, чтобы этот автограф с позднейшей припиской не был предан гласности».

Пушкин точно предсказал, что Анна не забудет о нём, и он навсегда останется в её сердце.

——-

* О поводе к стихотворению говорит запись Олениной: «Анна Алексеевна Оленина ошиблась, говоря Пушкину «ты», и на другое воскресенье он привез эти стихи».

* * В рукописи за первой строфой была ещё одна:

Напоминают мне оне

Кавказа гордые вершины,

Лихих чеченцев на коне

И закубанские равнины.

*** Далёкая бедная дева — вероятно, M. H. Раевская, которая, став женой декабриста С. Г. Волконского, поехала за ним на каторгу в Сибирь.

**** Стихотворение было напечатано в альманахе «Северная звезда» на 1829 год без разрешения Пушкина, что вызвало его протест (см. т. VII, «О публикации Бестужева-Волина…»). В печати имя Анны Олениной было заменено условным именем Элодии, тогда как в оригинале: «Ея глаза». Это произведение было своеобразным ответом Вяземскому на его стихотворение  «Чёрные очи», в котором тот воспевал А. О. Россет (фрейлина русского императорского двора), впоследствии Смирнову. Пушкин противопоставляет её глазам глаза Анны Алексеевны Андро-Олениной (после замужества – графиня де Ланженрон): «Но, сам признайся, то ли дело глаза Олениной моей!».

***** Согласно одной из версий, Пушкин сам раздумал жениться на Олениной и не приехал к ним в дом, где поэта ждали, чтобы обсудить его предложение.